Добавить новость
Sponsored

Август 2011
Сентябрь 2011
Октябрь 2011
Ноябрь 2011
Декабрь 2011
Январь 2012Февраль 2012Март 2012Апрель 2012Май 2012Июнь 2012
Июль 2012
Август 2012
Сентябрь 2012
Октябрь 2012
Ноябрь 2012Декабрь 2012Январь 2013Февраль 2013Март 2013Апрель 2013Май 2013Июнь 2013Июль 2013Август 2013Сентябрь 2013Октябрь 2013Ноябрь 2013Декабрь 2013
Январь 2014
Февраль 2014
Март 2014
Апрель 2014
Май 2014
Июнь 2014Июль 2014Август 2014Сентябрь 2014Октябрь 2014Ноябрь 2014
Декабрь 2014
Январь 2015
Февраль 2015
Март 2015Апрель 2015Май 2015Июнь 2015Июль 2015
Август 2015
Сентябрь 2015
Октябрь 2015
Ноябрь 2015
Декабрь 2015
Январь 2016
Февраль 2016
Март 2016
Апрель 2016
Май 2016Июнь 2016Июль 2016
Август 2016
Сентябрь 2016
Октябрь 2016
Ноябрь 2016
Декабрь 2016Январь 2017
Февраль 2017
Март 2017
Апрель 2017
Май 2017
Июнь 2017Июль 2017
Август 2017
Сентябрь 2017
Октябрь 2017
Ноябрь 2017
Декабрь 2017
Январь 2018
Февраль 2018
Март 2018
Апрель 2018
Май 2018
Июнь 2018
Июль 2018
Август 2018
Сентябрь 2018
Октябрь 2018
Ноябрь 2018Декабрь 2018
Январь 2019
Февраль 2019Март 2019
Апрель 2019
Май 2019Июнь 2019Июль 2019Август 2019Сентябрь 2019Октябрь 2019Ноябрь 2019Декабрь 2019Январь 2020
Блоги |

Планета Любяка. Елистратов Владимир

У нас с моим хорошим и добрым коллегой доцентом Алексеем Сергеевичем Первачевым, в нашем просторечии Лехой Первачом, лет семь назад был совместный проект. Грант.

Тогда грантов было еще много, и можно было неплохо подзаработать. Конечно, по нашим скромным университетским понятиям. «Отгрантить» тысяч триста в течение года на каждого. Деньги, согласитесь, совсем не лишние.

Сейчас кризис, санкции, все очень скучно, и многие проекты сворачиваются. Все как в киноклассике: «чтоб ты жил на одну зарплату». А тогда мы, можно сказать, жировали.

Разумеется, делались все эти гранты-проекты в авральном режиме в последний момент, перед самым отчетом. Где-то в течение недели перед ним мы с Первачом каждый вечер собирались на его квартире и чуть ли не до утра строчили окончательный текст нашего бессмертного «исследования».

Лехина жена, Эвелина, она же Линка, в это время была в командировке, мы дома были трое: Первач, я и пятилетняя девочка Глаша, дочь моего бесценного друга Первача. Лехина жена, Линка, была менеджером по продажам не помню чего. Она все время проводила в разъездах, а Глаша – то в саду, то с няней, то с Первачом. Очень современный, «прогрессивный» расклад, от которого, если честно, меня мутит. Но ничего не поделаешь. Жизнь такая.

Сложность наших грантовских встреч с Первачом заключалась в том, что Глашу часов в девять надо было все-таки накормить и кое-как уложить спать. У нас этот процесс шел под рубрикой «укрощение строптивой».

Глашу мой дорогой Первач зовет по-разному: «Глухарь» (в смысле несговорчивости), «Мирный Атом», «Мой Ласковый и Нежный Хорек», «Первачуха-Нехочуха», «Чеширская Кошара», «Помесь Свиньи с Шаровой Молнией», «Мухтар» и много еще как, в зависимости от ситуации.

Глаша действительно похожа на симпатичного поросенка: в меру полненькая, розовая. Глаза голубые. Очень симпатичная девочка.

Когда она что-нибудь не хочет делать или ей что-нибудь не нравится – она морщит нос и хрюкает. Получается как-то так: «хрё-хрё».

Когда ей что-нибудь, наоборот, нравится – тихо повизгивает, как, собственно, и делают юные хрюшки: «и-и-и».

Ест она свой законный ужин или обед – лениво, развалившись. А когда поест, начинает носиться по комнате с визгом: «я – боеголовка! я – боеголовка!» Леха называет это «желудочная радость».

Когда что-нибудь выклянчивает – очень-очень широко улыбается («Чеширская Кошара») и мурлычет: «мурлы-мурлы».

Когда ей в чем-нибудь отказывают, встает на карачки (не всегда) и лает: «гавы-гавы».

Может и укусить за ляжку.

Если все-таки соглашается сделать что-нибудь через силу, вопреки своему желанию, – рычит: «рык-рык-рык».

Словом, хорошая девочка, пассионарная.

Я не буду сообщать вам полное название нашего с Лехой тогдашнего гранта. Оно длинное и скучное. Но суть примерно такова: мы должны были провести развернутое исследование современной российской фантастической литературы и кино. Темы, сюжеты, герои, язык и т.п.

Сознаюсь честно: я терпеть не могу фантастику. Ладно там Стругацкие с Ефремовым. Я бы даже не назвал все это фантастикой. Это – по мне – такая особая философская проза. Извините, но большинство современных фантастических произведений ничего кроме скуки у меня не вызывают. Особенно если это – фильмы.

Может быть, я – идиот. Согласен. Готов отвечать за свои слова. Потому что по-древнегречески «идиот» значит – частное лицо. Тот, кто не участвует в общественной жизни, тот, кто не в курсе политических и прочих, в том числе культурных, событий. Да, я – частное лицо, древнегреческий идиот. Меня совершенно не интересуют всякие «события». Помните, как говорил Александр Блок: «Мне хочется спать, когда события».

Я, конечно, мягко говоря, не Блок, но на просмотре «культовых» «Звездных войн», «Матриц» и прочих «Аватаров» у меня чуть моська не порвалась от зевоты. Мне, как Блоку, «хочется спать», когда спецэффекты. Я могу часами смотреть и слушать, как молчит Тихонов-Штирлиц или как кряхтит Евстигнеев-Преображенский. Но эти толстоносые романтические синюшники из «Аватара»… Нет, не мое.

И с грантами мне всегда не очень везло. В смысле их содержания.

Мы с первачом в свое время писали и про современные детективы, и про интеллектуальный постмодернизм, и про современные русские триллеры. И все это мне было в высшей степени не интересно. А вот Лехе – всегда интересно. Он всегда был в захвате. Но я все равно в грантах участвовал, потому что триста тысяч на дороге не валяются.

Сидим мы, помню, у Лехи, строчим что-то про «Ночной позор». Девять часов. Леха:

- Глашка, иди есть!

- Хрё-хрё…

- Да ведь сосиски… Сочные, свежие… Ты их любишь.

- А с чем?

- С тушеной капустой.

- Хрё-хрё…

- А с чем же ты хочешь, Глашара?

- С шоколадкой.

- Ну уж это совсем!..

- Гавы-гавы!..

- Ладно, съедаешь сосиски, три полных ложки капусты – только три! Заметь – только три! А дальше – шоколадка.

- Рык-рык-рык…

Глашка вальяжно разваливается на своем детском хохломском стульчике, стремительно съедает сосиски. Затем долго и недружелюбно смотрит на капусту. Потом: медленно и в высшей степени изящно указательным пальцем отодвигает от себя тарелку.

- Она несвежая.

- Сама ты несвежая. Ешь!

- Она несвежая. У нее… – Глаша что-то романтически припоминает. – У нее стёк срок гадности.

- Не «стёк», а «истёк». Какой еще «срок гадности»? Свежайшая капуста. Сам тушил, устрадался. А ты!.. Ешь, тебе говорят!

- У нее, папа, истек срок гадности.

Выражение лица у Глаши – непробиваемое. Леха:

- Вот Глухарь, а?.. Ну тогда никаких шоколадок.

- Мурлы-мурлы…

- Нет, я сказал!

- Ну мурлы же, пап, мурлы…

- Нет!

- Рык-рык-рык!

Глаша долго копается вилкой в капусте. Подцепляет жалкие полвилки, медленно-медленно отправляет капусту в рот, еще более медленно жует, изображая на лице каторжную муку, глотает. Лицо такое, как будто съела жабу:

- Сейчас затошнюсь…

- Я тебе «затошнюсь»! Хватит паясничать. Ешь вторую.

- Рык-рык-рык…

Дубль два. Все то же черепашье ковырянье в капусте, замедленная съемка жевания и глотания и блестящая имитация рвотного рефлекса:

- Сейчас вырвлюсь…

- Ешь!

Дубль три. Имитация рвотного рефлекса по ходу опускается. Накануне неизбежной шоколадки он теряет свою художественную ценность.

- Шо-ко-лад-ку! Шо-ко-лад-ку!

- На!

- И-и-и!

Шоколадку Глаша съедает с неподдельным заразительным аппетитом. Я даже сглатываю слюну. Хотя вроде бы и не очень-то люблю сладкое.

- И-и-и… А еще шоколадку?..

- Хватит, а то диатез начнется.

- Мурлы-мурлы…

- Нет.

- Ну мурлы же, пап, мурлы…

- Нет, Глафира, больше нельзя.

- Гавы-гавы!..

Глаша с минуту задумчиво сидит, нежно гладя шоколадную обертку, потом звонко и демонстративно ее целует, встает и начинает носиться по квартире:

- Я боеголовка! Я боеголовка!..

Минут двадцать Глаша бегает.

Леха:

- Глафира Алексеевна, пора спать.

- Хрё-хрё…

- Я кому говорю?..

- Рык-рык-рык… А сказочку?

На ночь Глаша слушает только папины импровизации. Никакие книги не признаются. Днем – пожалуйста, хоть «Винни-Пух», хоть «Волшебник Изумрудного города», но на ночь – только что-нибудь чисто папино и новое.

Глаша залезает под одеяло. Торчит сверху одна только ее розовая мордаха. Леха:

- Ну, в общем, жил на свете один хомяк… Звали его…

- Про хомяка уже было.

- Когда?

- Было про хомяка. Как он подружился с лисичкой и у них ежиком…

- А-а-а… Да, было… Правильно, забыл… Значит… Жил-был на свете… кенгурёнок. Звали его…

- Было про кенгурёнка. Как он скакал-скакал и прискакал в Москву к Путину… - Глаша зевает.

- А-а-а… Да… Ну, тогда жил-был…

- Не хочу про зверей… Хрё-хрё-хрё…

- А про кого ты хочешь?..

- Не знаю…

- Про паровозики хочешь?

- Они есть в мультиках.

- Ну, про… этих… роботов.

- Хрё-хрё…

- М-м-да… Тупик…

- Кто это такой – тупик?

- Ну, это такой глупый дядя…

- Не хочу про глупого дядю Тупика…

Я в это время сижу в соседней комнате и, все слыша, читаю какую-то муть: «Тем временем Арвилан и Монтадор летели в звездоплане «Кентураль» на планету Севериана…»

Леха в соседней комнате:

- Прямо не знаю, что делать, Глаш. Иссяк я.

- А ты обратно всякнись…

И тут меня осеняет:

- Лёх! - кричу я.

- Чего?

- А вы на планеты с Глашкой летайте.

- На какие?

- Да на любые…

- Типа на Марс?

- Нет, на Марс скучно. На какие-нибудь… человеческие.

- То есть?

- Ну… на планету Щекотака.

Леха помолчал, потом радостно:

- Понял!.. Глаш, летим с тобой на планету Щекотака?

Глаша:

- И-и-и! Полетели!

Леха с Глашей залезают под одеяло (в ракету). Хором:

- Тр-р-р-р!

Это работает мотор.

- Бдж!..

«Прилетели». Глаша, таинственным полушепотом:

- Это планета Щекотака?

- Да.

- А что это значит?..

- А вот что это значит…

Из соседней комнаты раздается Глашин визг и хохот.

- Планета Щекотака! – кричит Глаша. – И-и-и! И-и-и!.. Полетели, пап, на другую планету! Мурлы-мурлы!..

- Полетели.

- На какую:?

Леха в затруднении. Я:

- Планета Пяткохватака…

Леха:

- гениально.

Глаша:

- Планета Пяткощекотака! И-и-и! Тр-р-р! Бдж!..

Хохот, возня… Леха:

- Давай, Вовчелла, дальше креативь! «Вовчелла» в ударе. Леха с Глашей с моей подачи летят на планеты Впупокдышака, Кувыркака, Хохотака, Лобикочесака… Дальше – чувствую я, надо снижать активность: Простолежака, Ручкугладяка, Глазкизакрывака, Засыпака…

В соседней комнате тихо. После долгой паузы Глаша, задумчиво:

- Пап…

- А?

- А мы с тобой еще на одну планету не слетали, на последнюю…

- На какую?

Глаша, почти таинственно:

- На планету Любяка.

- А это, Глаш, как?

Глаша думает. Потом:

- На планете Любяка надо просто так…

- Как «просто»?..

- Просто вместе…

- А-а-а… Ну, давай, полетели, Глаха…

- Полетели, пап. Только без «тр-р-р» и «бдж». Туда надо тихо лететь. Это такое правило.

- Понял. Летим тихо.

В комнате Глаши ни звука. Через десять минут Леха на цыпочках выходит ко мне:

- Унялся Мирный Атом. Спасибо тебе, Вовчелла. Спас.

- Не за что.

С тех пор каждый вечер Леха и Глаша летают на разные планеты. Я периодически по электронке посылаю Первачу названия про запас, всякие Ухочесаки, Крепкоцеловаки, Совсемнешевеляки, Долгомолчаки…

Но последняя у них всегда – планета Любяка. Чтобы «просто вместе».

Грант про фантастику нам тогда так и не продлили. Но планета Любяка осталась. А это не мало.

© Елистратов Владимир

Читайте также

Блоги |

Профессия-ученик

Блоги |

Музей Водоканала СПб

Блоги |

Запеченная подчеревина - вроде бы просто мясо в духовке, а оторваться невозможно!


News24.pro и Life24.pro — таблоиды популярных новостей за 24 часа, сформированных по темам с ежеминутным обновлением. Все самостоятельные публикации на наших ресурсах бесплатны для авторов Ньюс24.про и Ньюс-Лайф.ру.



Разместить свою новость локально в любом городе по любой тематике (и даже, на любом языке мира) можно ежесекундно с мгновенной публикацией самостоятельно — здесь.