Добавить новость
Sponsored

Август 2011
Сентябрь 2011
Октябрь 2011
Ноябрь 2011
Декабрь 2011
Январь 2012Февраль 2012Март 2012Апрель 2012Май 2012Июнь 2012
Июль 2012
Август 2012
Сентябрь 2012
Октябрь 2012
Ноябрь 2012Декабрь 2012Январь 2013Февраль 2013Март 2013Апрель 2013Май 2013Июнь 2013Июль 2013Август 2013Сентябрь 2013Октябрь 2013Ноябрь 2013Декабрь 2013
Январь 2014
Февраль 2014
Март 2014
Апрель 2014
Май 2014
Июнь 2014Июль 2014Август 2014Сентябрь 2014Октябрь 2014Ноябрь 2014
Декабрь 2014
Январь 2015
Февраль 2015
Март 2015Апрель 2015Май 2015Июнь 2015Июль 2015
Август 2015
Сентябрь 2015
Октябрь 2015
Ноябрь 2015
Декабрь 2015
Январь 2016
Февраль 2016
Март 2016
Апрель 2016
Май 2016Июнь 2016Июль 2016
Август 2016
Сентябрь 2016
Октябрь 2016
Ноябрь 2016
Декабрь 2016Январь 2017
Февраль 2017
Март 2017
Апрель 2017
Май 2017
Июнь 2017Июль 2017
Август 2017
Сентябрь 2017
Октябрь 2017
Ноябрь 2017
Декабрь 2017
Январь 2018
Февраль 2018
Март 2018
Апрель 2018
Май 2018
Июнь 2018
Июль 2018
Август 2018
Сентябрь 2018
Октябрь 2018
Ноябрь 2018Декабрь 2018
Январь 2019
Февраль 2019Март 2019
Апрель 2019
Май 2019Июнь 2019Июль 2019Август 2019Сентябрь 2019Октябрь 2019Ноябрь 2019Декабрь 2019Январь 2020Февраль 2020Март 2020Апрель 2020Май 2020Июнь 2020Июль 2020Август 2020Сентябрь 2020Октябрь 2020Ноябрь 2020
Блоги |

Покорение

Из путевых заметок Дмитрия Мурзина («Казанская экспедиция»): по Арктике на катамаранах, собачьих упряжках, буксировщиках и пешком.

18 августа Игорь Сечин принес президенту хрустальную бутылку, в ней — таймырская нефть, «премиальная, лучшая в мире», «с потрясающими характеристиками: содержание серы — 0,02 процента». «Как на Ближнем Востоке?» — спросил Путин. «Лучше», — ответил Сечин.

Металлургия освоила Таймыр. Вгрызлась, выжгла, залила кислотами, солярой. Со всей неизбежностью: прежде чем рудники и фабрики стали служить частному интересу, молодым людям с платиновой ложкой во рту, они требовались всей советской империи — «броня крепка, и танки наши быстры».

Теперь Таймыру предстоит пережить покорение нефтяниками. Они это называют проектом «Восток Ойл» и «формированием новой нефтегазовой провинции на севере страны» — цитирую один из серийных в этом году разговоров Сечина и Путина о таймырских недрах (от 11 февраля).

Наверное, и этому находятся рациональные объяснения. Конец нефтяной эры, в который хоть и медленно, но неотменимо вступает человечество, нас не пугает и не останавливает. Мир — мастерская и сырье для нас, деревья — для того, чтобы их рубить, ископаемые — чтобы их добывать, целина — чтобы ее поднимать, а Сибирь и Арктика — это то, что осваивают и покоряют. То, чем прирастает российское могущество.

Норильск вновь становится ключевым городом России, теперь уже центром нефтедобычи,

и все могут наблюдать, как власть над Таймыром основного владельца «Норникеля» Потанина начинает перетекать в другие руки.

Освоение Таймыра нефтяниками напрямую увязывается с экономическим будущим России первой половины текущего века, поэтому нет никаких сомнений, что регион ждет новая индустриализация, не менее масштабная, чем в 30–40-е годы ХХ века.

Мыс Челюскин, 2008 год. Фотo: Дмитрий Мурзин
Мыс Челюскин, 2008 год. Фотo: Дмитрий Мурзин

Сечин: «Ресурсная база на данном этапе, Владимир Владимирович, порядка пяти миллиардов тонн нефти. Общий объем инвестиций в этот проект составит более 10 триллионов рублей. На первом этапе мы уже планируем около двух триллионов».

Представляете, сколько они наворочают и чем это в очередной раз закончится? 15 промысловых городков, 800 км магистральных труб, 7 000 км внутрипромысловых и т.д. Включая прежде нетронутый восток Таймыра — это уже называется Восточно-Таймырским кластером, СП «Роснефти» и британской BP, «где планируется построить более 13 тыс. скважин».

Мыс Челюскин, 2008 год. Фотo: Дмитрий Мурзин

Смешно вот сейчас говорить о том, что экстремальный красноярский Север с его белыми горами, людьми и животными, с тем образом жизни и отношениями, которые он предлагает, имеет смысл и сам по себе, вне приложения наших неуемных рук. Но зафиксировать эти уходящие смыслы и натуру, успеть попрощаться, сыграть отходную, выпить поминальную — можно.

Мыс Челюскин, 2008 год. Фотo: Дмитрий Мурзин
Мыс Челюскин, 2008 год. Фотo: Дмитрий Мурзин

Арктику сравнивают с наркотиком, но это, конечно, очень приблизительная, да что там — неточная метафора. Во-первых, как показывает жизнь, для кого-то она сильней всех веществ, вызывающих зависимость, всех лекарств от обыденности. Во-вторых, когда ты там, тебе бывает, если говорить о физике, невыносимо плохо. Оказавшись же на материке, ты, спустя очень непродолжительное время, и жив-то будешь лишь воспоминаниями о Севере и пониманием, что можно повторить.

Мыс Челюскин, 2008 год. Фотo: Дмитрий Мурзин
Мыс Челюскин, 2008 год. Фотo: Дмитрий Мурзин
Мыс Челюскин, 2008 год. Фотo: Дмитрий Мурзин

Путешествия — главное счастье неповзрослевших, послабление от мира тем, кто слишком в него влюблен, искус для падких на него.

Но Таймыр — другое: всегда на грани возможностей, всегда до дна, экзистенциальный скачок из самообмана, взлом системы, настоящая жизнь — нет, лучше.

Это не просто слова, это зафиксированный во множестве трудов феномен, и все новые люди обнаруживают непреложность такого влияния Арктики. «Однажды побывавший в Заполярье либо не возвращается сюда больше никогда, либо уже не мыслит себя без Северов», — говорит Дмитрий Мурзин, руководитель «Казанской экспедиции». Будущие члены этого туристического клуба впервые оказались на Таймыре 19 лет назад. После вновь и вновь возвращались. Море и горы, катамараны и собачьи упряжки, пешком и на буксировщиках. Весь Таймыр — от Норильска до Хатанги, от Челюскина до Диксона.

Дмитрий Мурзин. Фото из личного архива

В этом году поход в привычном экспедиционном формате стал для клуба последним: «Все когда-то кончается. Мы не прекращаем ходить в походы и не собираемся расставаться с Арктикой. Но «Казанской экспедиции» больше не будет».

Мурзин разрешил «Новой» опубликовать выдержки из таймырских дневников и отчетов.

Рай для эскапистов-экстремалов, социофобов с вирусом дромомании: потрясающие ландшафты, абсолютное безлюдье на сотни верст и следы советской технической цивилизации как доказательства тщетности и бренности всего человеческого перед природой. Наедине с изначальными стихиями. И в чате с небом — здесь его слышно, здесь ему ничто не мешает прилегать к земле вплотную. Это очень полезное чтение накануне новой индустриализации полуострова.

Алексей Тарасов

Мужской рай. Таймыр. Фотo: Дмитрий Мурзин
Мужской рай. Таймырский голец. Фотo: Дмитрий Мурзин
Мужской рай. Таймыр. Фотo: Дмитрий Мурзин
Таймыр — и птичий рай. Фотo: Дмитрий Мурзин
Таймыр. Биостанция Бикада — родина овцебыков. Этого бычка не съели. Фотo: Дмитрий Мурзин
Памятный знак в честь экспедиции Н. Н. Урванцева. Фотo: Дмитрий Мурзин

2008 г., оз. Таймыр — мыс Челюскин — Диксон

Надо сказать, готовились мы серьезно по многим причинам.

Во-первых, никто из нас так далеко на Север не забирался. Непонятно: снег придется месить или болота (предполагаем, что и то и другое). Во-вторых, информация о Таймыре очень скудная.

Неизвестно, есть ли на реках пороги, сможем ли идти против течения под нашими моторами, когда уйдет лед из Таймырского залива, и уйдет ли вообще. Хватит ли бензина? Что такое Карское море, какова сила и продолжительность штормов и как с ними бороться? Что делать с медведями? Как всю эту кучу барахла перемещать в пространстве?

Наконец, просто пугает масштаб мероприятия, поскольку худший вариант маршрута предполагает около 600 км по рекам и озерам, 500 км пешком и 800–900 км каботажного плавания в арктических водах.

Это на фоне трех месяцев автономного путешествия. При этом все понимают, что если мы останемся без связи где-нибудь в центральной части полуострова или на побережье, искать нас будет не просто очень дорого, а практически невозможно.

Овцебыки озера Таймыр. Фотo: Дмитрий Мурзин

…Обилие тающего снега в верховьях долин. Утром было идти хорошо по мелкой щебенке. К вечеру вперлись в снежно-водяную кашу по колено. Наст не держит. Кругом во все стороны снег, до Челюскина 150 км. Если так до побережья — мы вымрем.

…Челюскин — самая северная точка Евразии, а пока мы в «Рыбаке» — это самый северный «остров» ГУЛАГа. Прошли за день 16 км, умотались с непривычки. Жара днем +20–25. Сделали баню. Залежи соевой перестроечной тушенки и кабачковой икры. На помойке зайчата, Андрей пытается кормить их горохом. Не жрут. Экскурсию по зоне оставили на обратный путь.

Зона «Рыбак». Фотo: Дмитрий Мурзин

…Над морем туман. Насколько видно с берега, пролив забит льдом. Ветер и течение гоняют льдины по самым непонятным для нас направлениям. Боязно думать, что нас ждет в Норденшельде. Может, для кораблей это и не льды, а мы по такому морю будем долго вилять.

…Челюскин сегодня — большая свалка. Детский сад, теплица. Кладбище. Грустно.

Мыс Челюскин, 2008 год. Фотo: Дмитрий Мурзин
Мыс Челюскин, 2008 год. Фотo: Дмитрий Мурзин
Мыс Челюскин, 2008 год. Фотo: Дмитрий Мурзин

ПРОДОЛЖЕНИЕ

Читайте также

Блоги |

Писатель Андрей Малышев. БИОГРАФИЯ

Блоги |

Писатель Андрей Малышев.БИОГРАФИЯ

Настроение |

«Капитан Очевидность» снова в строю и веселит нас новой порцией юмора



News24.pro и Life24.pro — таблоиды популярных новостей за 24 часа, сформированных по темам с ежеминутным обновлением. Все самостоятельные публикации на наших ресурсах бесплатны для авторов Ньюс24.про и Ньюс-Лайф.ру.



Разместить свою новость локально в любом городе по любой тематике (и даже, на любом языке мира) можно ежесекундно с мгновенной публикацией самостоятельно — здесь.