Добавить новость
Sponsored

Август 2011
Сентябрь 2011
Октябрь 2011
Ноябрь 2011
Декабрь 2011
Январь 2012Февраль 2012Март 2012Апрель 2012Май 2012Июнь 2012
Июль 2012
Август 2012
Сентябрь 2012
Октябрь 2012
Ноябрь 2012Декабрь 2012Январь 2013Февраль 2013Март 2013Апрель 2013Май 2013Июнь 2013Июль 2013Август 2013Сентябрь 2013Октябрь 2013Ноябрь 2013Декабрь 2013
Январь 2014
Февраль 2014
Март 2014
Апрель 2014
Май 2014
Июнь 2014Июль 2014Август 2014Сентябрь 2014Октябрь 2014Ноябрь 2014
Декабрь 2014
Январь 2015
Февраль 2015
Март 2015Апрель 2015Май 2015Июнь 2015Июль 2015
Август 2015
Сентябрь 2015
Октябрь 2015
Ноябрь 2015
Декабрь 2015
Январь 2016
Февраль 2016
Март 2016
Апрель 2016
Май 2016Июнь 2016Июль 2016
Август 2016
Сентябрь 2016
Октябрь 2016
Ноябрь 2016
Декабрь 2016Январь 2017
Февраль 2017
Март 2017
Апрель 2017
Май 2017
Июнь 2017Июль 2017
Август 2017
Сентябрь 2017
Октябрь 2017
Ноябрь 2017
Декабрь 2017
Январь 2018
Февраль 2018
Март 2018
Апрель 2018
Май 2018
Июнь 2018
Июль 2018
Август 2018
Сентябрь 2018
Октябрь 2018
Ноябрь 2018Декабрь 2018
Январь 2019
Февраль 2019Март 2019
Апрель 2019
Май 2019Июнь 2019Июль 2019Август 2019Сентябрь 2019Октябрь 2019Ноябрь 2019Декабрь 2019Январь 2020Февраль 2020Март 2020
Блоги |

Третья республика

Когда конституции меняют слишком часто.

В России идет очередная конституционная реформа. Формально Конституцию 1993 года менять на новую пока не собираются. Однако, учитывая долгую историю невыполненных обещаний ни в коем случае не трогать Основной закон, будет неудивительно, если через некоторое время изменения будут все-таки закреплены в виде новой, седьмой по счету, Конституцией нашей страны.

Напомню, что (согласно неизжитой советской традиции) первой Конституцией в истории России многие считают почему-то Основной закон РСФСР 1918 года, хотя вообще-то еще до нее действовал конституционный закон 1906 года, пусть формально он и не назывался Конституцией. К примеру, конституционные законы нынешних ФРГ и Израиля не содержат в своем названии слова «Конституция», что, конечно, не означает, что ее в указанных государствах нет. Если бы в России существовала практика нумеровать республики, как например, принято во Франции, Италии или Южной Корее, в зависимости от смены конфигурации властных институтов, нынешние реформы вполне возможно ознаменовали бы переход от Второй республики, существовавшей с 1993 по 2020 год, к Третьей. Первой республикой уместно называть краткий республиканский эксперимент Керенского в 1917 году.

К чему ведут постоянные попытки менять Основной закон? Одной из ключевых характеристик права является его авторитет в глазах общества. Главный же критерий авторитета — долговечность. Невозможно искренне уважать и подчиняться «по совести» тем нормам, что не освещены временем. Таким образом, у права нет короткой дорожки к авторитету — оно должно «затвердеть», чтобы его уважали и добросовестно исполняли его предписания даже в случае непредвиденных обстоятельств, выраженных в неизбежных политических кризисах.

Отсюда возникает вопрос:

какое уважение может быть к документу, который на протяжении последних 115 лет менялся шесть раз, в среднем — по одному разу в двадцать лет?

Каждый политический режим считал своим долгом переписать Основной закон, объявляя собственную редакцию окончательной и непогрешимой. На какое уважение можно рассчитывать, если даже один и тот же политический режим каждое десятилетие считает возможным немножко «подкорректировать» Основной закон, желая сохранить власть?

Формулируя эти вопросы, я имею в виду не только известную восточноевропейскую страну, но и континентальную Европу, Латинскую Америку, Африку, Ближний Восток и Восточную Азию — в общем, большую часть мира. За 70 лет в КНР приняли четыре конституции, причем в ныне действующую Конституцию 1982 года успели внести пять поправок, в Египте за 140 — одиннадцать, во Франции за 230 — шестнадцать. Абсолютными чемпионами, по-видимому, являются южноамериканцы, где Венесуэла живет по двадцать шестой Конституции, а Доминиканская республика — по тридцать девятой. Стоит ли говорить, что перечисленные страны и регионы имеют либо богатую на кровь политическую историю, либо весьма вольное отношение к праву.

Большинство политических режимов, особенно если они авторитарны, считают себя если не вечными, то максимально долгосрочными,

а потому считают возможным расписывать властные конфигурации «под себя». Отсюда берется несколько конституций Наполеона, в каждой из которых тот последовательно увеличивал собственный срок консульских полномочий, пока открыто не провозгласил себя императором. Отсюда же берутся китайские конституции Мао Цзэдуна и Дэн Сяопина, каждая из которых отражала актуальную повестку борьбы за власть указанных вождей. И в конце концов каждая из них вскоре менялась в силу смены либо самого политического режима, либо его обновившихся задач.

Ни в коем случае не хотелось бы, чтобы вышеуказанные тезисы были истолкованы как неприятие любых изменений в Конституции. Те же Соединенные Штаты успели принять за свою историю 27 поправок (или 17, если выводить за скобки первые десять, принятые пакетом в рамках Билля о правах практически сразу же после вступления в силу оригинального документа). Однако характер данных изменений связан с реакцией общества на изменившиеся социально-политические и культурные реалии. Наиболее «богатые» на поправки 1860-е, 1910-е и 1960-е годы связаны именно с объективными изменениями в структуре и самовосприятии общества, а не потому, что очередной американский президент захотел «исправить» конфигурацию институтов, чтоб теперь все «правильно сидели». Указанный принцип «Живой Конституции», именуемый в Канаде, к примеру, «Теорией живого дерева», гласит, что Конституция, как живой организм, должна подстраиваться под меняющееся общество. Однако экономика, социальные взаимоотношения и культура в этих изменениях имеют приоритет над политикой.

К сожалению, объяснений, почему российскому обществу именно сейчас потребовались поправки в Конституцию, что изменилось в нем в экономическом, социальном или культурном аспектах и почему это потребовало столь неординарных конституционных решений, мы пока не получили. И почему-то кажется, что вряд ли получим.

Михаил Сосновский,
историк, ведущий телеграм-канала «Стальной шлем»

Читайте также

Происшествия |

Юрий Ериняк: «кровавый башмак» из Крыма начал говорить об экономике

Интернет |

СМИ: DOOM Eternal лучше всего продалась на PC

Происшествия |

Маленькие екатеринбуржцы выбирают детские площадки "управляемого риска"


News24.pro и Life24.pro — таблоиды популярных новостей за 24 часа, сформированных по темам с ежеминутным обновлением. Все самостоятельные публикации на наших ресурсах бесплатны для авторов Ньюс24.про и Ньюс-Лайф.ру.



Разместить свою новость локально в любом городе по любой тематике (и даже, на любом языке мира) можно ежесекундно с мгновенной публикацией самостоятельно — здесь.